«Крепкий орешек» и информационная война / Имя, МакКлейн, имя!

Главная угроза в «Крепком орешке«? Вовсе не террористы, которые и сами (спойлер) вовсе не террористы. Это СМИ. В фильме помимо перестрелок разворачивается настоящая информационная война и раскрытие имен в ней значит больше, чем взрывы.

Информация об именах — движущая сила сюжета «Крепкого орешка». Имена позволяют найти людей. В аэропорту водитель лимузина Аргайл держит в руках табличку с именем «МакКлейн«, чтобы отвезти МакКлейна в Накатоми Плаза. Джон печатает имя «Дженнеро«, чтобы найти Холли на 30-м этаже. Когда воры захватывают здание, они ищут Такаги, но им известно только его имя, но не внешность. Он сдает себя по требованию, заявляя «Я — Такаги«. Сцены сопоставления имен и лиц повторяются несколько раз за фильм и часто с негативным исходом (для Такаги раскрытие имени закончилось смертью). Имя «Такаги» также оказывается важным, так как служит частью одного из кодов, открывающих хранилище. Джон пишет имена бандитов на своей руке и использует эту информацию позже в переговорах по рации. (Да и информация как таковая становится единственным оружием и надеждой Джона — например, он пытается передать информацию о захвате здания наружу, или даже использует ее для устрашения врага, написав на трупе «Хохохо, теперь у меня есть автомат«). Эллис раскрывает полное имя Джона Гансу в попытке найти его. Это приводит к тому, что Торнберг обнаруживает связь с детьми Джона и, как следствие, связь с Холли.

Как и имя Такаги, имена также служат кодами в этом фильме. Фальшивые имена помогают скрыть намерения. Воры скрываются под коллективным именем «террористы«, которое скрывает их корыстные мотивы. Более того, эта личина необходима для того, чтобы сработал план Ганса: хранилище откроется, если ФБР примет «действия против террористов«. Холли скрывается под именем «Дженнеро«, Джон под именем «Рой«. Ханс, когда сталкивается с Джоном, подделывает американский акцент и скрывается под именем «Билл Клэй«.

Самую большую угрозу в таких условиях представляют телевизионные медиа. Они не только выдают имена, но и сопоставляют их с лицами. Репортаж с именами и лицами раскрывает Гансу правду о Холли и дает ему в руки мощное оружие против МакКлейна. Олицетворением этой разрушительной силы выступает журналист Торнберг. Он с остервенением стремится выудить и обнародовать как можно больше информации — от этого зависит его выживание в мире новостей (он борется за внимание не только с ведущим, но и с другими каналами), и ему неважно сколько человек при этом пострадает. Наиболее буквально это проиллюстрировано при взрыве в здании — «Скажи, что ты снял это«, говорит Торнберг оператору и продолжает словами «Выкуси и сдохни, Пятый канал!» Единственный раз, когда телевидение не раскрывает настоящей информации, это когда называет воров террористами из стремления политизировать ситуацию, что тоже работает на руку Гансу. Даже Джона дважды принимают за террориста — пассажир самолета в начале фильма, увидевший у него пистолет, и заложники на крыше в конце.

В 1988 году СМИ и их скоропалительные политические обвинения были такой же угрозой для кинопродюссеров. Голливуд подвергался серьезной политической критике за воспевание насилия. В «Крепком орешке» журналисты сразу же ищут политическую подоплеку и в погоне за сенсацией любую угрозу готовы трактовать как терроризм. Как нельзя лучше это иллюстрирует проблему, с которой столкнулся Голливуд в восьмидесятые. Выход? Перенести ответственность на самих журналистов. Оказывается, журналисты ничего не знают и лишь запугивают нацию, в то время как изначальная ситуация не имеет никаких других целей кроме коммерческих. Также и кинопродюссеры готовы ввести в сюжет горячую политическую тему (например, войны в которых участвует Рэмбо), но только с одной целью — использовать ее как актуальный повод для экшена и параллельно провернуть свое действие. Все, что им нужно на самом деле — просто деньги. Таким образом, «Крепкий орешек» пытается снять политический вопрос в том, что изначально является аполитичным. Тем временем СМИ, как и в реальности, все больше сами становятся обвиняемыми в погоне за скандальными историями «с кровью» и насилием.

С другой стороны, те же компании, что владеют киностудиями, владеют и телеканалами. Значит любое заявление типа «во всем виновато ТВ» со стороны фильма не имеет значения, если учитывать, что деньги идут в один кошелек. А бизнесменам тоже нельзя доверять. Как говорит один из персонажей картины: «Это просто бизнес. Кто-то использует пишущую ручку, а кто-то автомат«.

Подготовлено на основе: metaphilm.

Реклама

1 комментарий

Filed under статьи

One response to “«Крепкий орешек» и информационная война / Имя, МакКлейн, имя!

  1. Уведомление: Почему “Неуязвимый” Шьямалана – это недостающая часть “Крепкого орешка” | Кинософия

Добавить комментарий

Заполните поля или щелкните по значку, чтобы оставить свой комментарий:

Логотип WordPress.com

Для комментария используется ваша учётная запись WordPress.com. Выход / Изменить )

Фотография Twitter

Для комментария используется ваша учётная запись Twitter. Выход / Изменить )

Фотография Facebook

Для комментария используется ваша учётная запись Facebook. Выход / Изменить )

Google+ photo

Для комментария используется ваша учётная запись Google+. Выход / Изменить )

Connecting to %s